Информатика общества: взаимодействие элит

               Под «элитой» и «антиэлитой» сейчас чаще понимают правящий слой, в зависимости от того – нравится он пишущему или не нравится. Другое принятое в социологии значение слова «элита» – множество индивидуумов «с более высокими интеллектом, талантом, способностями...» [41]. Но, например, первые христиане поначалу не были правящей группой. И дело,  думается, не в том, что каждый христианин был лучше каждого нехристианина. Они побеждали в командном зачете, а не в личном. 

Поскольку мы изучаем общество как механизм обработки информации, нам представляется более естественным понимание элиты как воплощения некоторой гипотезы. Например, гипотезы о том, как должно быть построено правильное человеческое общество (религиозная община, каста «джентльменов»). Или о том, что шахтеры, сапожники, булочники очень нужны людям и поэтому должны вместе отстаивать свои права (профессиональные элиты и корпорации; профсоюзы, гильдии, цеха). Не будем забывать, что в определенные века было еще довольно распространено натуральное хозяйство: в каждом дворе пекли хлеб, ткали и шили одежду. Поэтому профессионалы действительно были элитами, даже если речь шла только об искусстве выпечения булок или пошива сапог.

«Два раза в жизни мужчина не должен ошибаться: когда он выбирает себе профессию и когда он выбирает себе жену», – кажется, это восточная мудрость. Речь здесь идет о двух самых важных случаях, когда человек может и должен выбрать элиту, куда он хотел бы войти. О профессиональных элитах мы уже говорили, а вот можно ли назвать элитой семью? С чисто формальной точки зрения – да, мы ведь обозначили элиту как воплощение некоторой гипотезы. Семья – это воплощение гипотезы «мы с тобой созданы друг для друга». Кстати, если бы семьи не были гипотезами, то почему бы они так часто разваливались?

Но и первоначальный смысл термина «элита» здесь не нарушен. Человек предан своей семье еще и потому, что считает именно это уникальное столкновение двух независимых парадигм – отцовской и материнской – одной из основ своей, самой лучшей на свете, индивидуальности.

Под определение элиты подпадает и любая фирма – ее гипотеза включает в себя принятую систему технологий и маркетинговых решений, выбор персонала, корпоративную идентификацию.

Рассмотренные примеры показывают, что термин «элита» отличается от термина «социум» только более сильным акцентом на принадлежность, вхождение в качестве части, в некоторый другой социум. И не просто части, а части уникальной, отборной, выдающейся в некотором отношении. «Если эта дорога не ведет к Храму, то зачем эта дорога?»

В дальнейшем мы будем часто говорить не о гипотезе элиты, а о ее «тренде», понимая под ним не только саму по себе гипотезу – элемент N-мира, но и все F-, S- и T-элементы и мероприятия, которые вытекают из принятия этой гипотезы.

Антиэлитой будем называть элиту, олицетворяющую собой отрицательную, не подтвердившуюся гипотезу (в науке отрицательный результат – тоже результат), означающую: «этим путем идти нельзя». Элитами мы займемся сейчас, а антиэлиты подробнее рассмотрим в разделе «Возможные неисправности и способы их устранения».

 

 

1.1         Психологический тип элиты

 

Если пример, рассмотренный в начале главы 2, правилен, то Леонид Ильич Брежнев сумел создать и привести к власти некоторую FI-элиту. Надо ли объяснять, почему это была именно FI-элита? Вы себе представляете, какие высокие требования предъявлялись в ней к качеству FI-понятия «друг»? Поставьте себя на место человека, который должен поддержать своего друга Леню Брежнева против всесильного Никиты Хрущева. А если выиграет Хрущев?

А теперь совсем другой пример. Меня всегда поражало, какие простые и эффективные механизмы обеспечивают интеграцию новых иммигрантов в Соединенные Штаты. Если Богом забытая колония на краю света за пару сотен лет превращается в сильнейшее государство мира, за этим наверняка стоит какая-то очень мощная элита. Между тем, о дружбе там и речи быть не может. Американцы думают, что у них есть друзья. Но с нашей точки зрения  - это никакие не друзья. Это компаньоны по игре в бридж, по ланчу на природе или по постели. Они слишком большие индивидуалисты, чтобы иметь настоящих друзей – даже в нашем, далеко не идеальном, понимании этого слова.

Дело в том, что Америка олицетворяет не FI-, а TE-элиту. Эта элита приехала из Англии. Численно она всегда составляла довольно скромную часть в общем потоке голландцев, французов, немцев, итальянцев, мексиканцев, пуэрториканцев, китайцев, африканцев, ежегодно вливающихся в США. И она не только сумела навязать им всем свой язык, но обеспечила, что американцы сейчас выглядят едва ли не более британскими, чем сами жители Туманного Альбиона.

Каждому новоприбывшему здесь коротко объясняют: «Вы приехали в страну равных возможностей. Если вы будете хорошо работать, у вас будет все». Действенность этой простой пропаганды заключается в том, что она не является ложью. Слишком много крови, пота и чернил было пролито за каждую букву этой скороговорки. Американцу не надо отстегивать деньги «крыше», давать взятки чиновникам, просить своих рабочих «по дружбе» работать хорошо. Америка действительно является страной равных возможностей. Каждый случай даже потенциального покушения на этот принцип сопровождается колоссальной истерикой в прессе. Например, когда один мальчик, только что приехавший из Ганы, получил плохие оценки в школе, потому, что еще плохо знал английский язык, это было расценено как покушение на его равенство возможностей, основанное на его происхождении. 

Тип элиты определяет критерии единства людей. В сталинской TI-системе вместе с «врагом народа» репрессировалась его семья. Под семьей понимались те, кто записан в соответствующих документах – жена, муж, дети. А вместе с Бенито Муссолини итальянские партизаны расстреляли и повесили за ноги на туринской автоколонке его молодую красивую любовницу – Клару Петаччи. Жена же Муссолини – донна Ракеле – прожила еще 30 лет после этого – никому и в голову не пришло ее репрессировать. Италия – это, по-видимому, SI-страна. Близким человеку тут считается не тот, кто записан у него в паспорте, а тот, с кем он реально получает те или иные удовольствия.

Итальянец Данте в своей «Божественной комедии» разместил в девятом (самом строгом) круге ада предателей. Этот круг разделен на четыре пояса. В третьем круге – более жестком, чем для предателей родных и даже чем для предателей родины – размещены предатели своих сотрапезников – SI-предатели. Предатели своих учителей (NE-предатели: Иуда, Брут, Кассий) наказаны все же еще строже – четвертым поясом. Данте в первую очередь был христианином, и только потом – итальянцем. 

Надеюсь, этих примеров достаточно, чтобы понять – у каждой элиты есть свой психологический тип, и характеристика эта очень важная, может быть – самая важная.

 

 

1.2         Иерархия элит

 

Идею о том, что элементарными ячейками общества являются не отдельные лица, а определенные социальные группы, декларировала политическая теория «корпоративизм» [45], предложенная как альтернатива индивидуализму и классовой борьбе папой римским Львом XIII в 1891 году (это была одна из идей 60N-периода 1880-1895). Этой теории не повезло – на нее наткнулся Муссолини, включил ее в официальную доктрину фашизма и использовал для легитимизации тотального контроля государства над общественными организациями. Это привело к дискредитации термина. Да еще и диктатор Салазар положил эту теорию в основу своей экономической доктрины. Правда, при этом он продемонстрировал, что с ее помощью можно творить чудеса: сорок лет он управлял Португалией, и при нем она жила гораздо лучше, чем до него, и, кажется, даже и после.

Сам по себе факт иерархического построения общества, как и любая констатация объективной реальности, не может быть хорошим или плохим. Это просто правда, и все. Не думаю, чтобы эта правда как-то угрожала идее демократии. Урегулировались же в демократических обществах, к взаимному удовольствию, отношения между личностью и государством – а уж сколько там было злоупотреблений с обеих сторон – пером не описать! Устаканятся и отношения между государством и его корпорациями, или – в наших терминах – элитами. Просто этим мало кто занимался и в теории, и в законодательной практике. Для современной России это урегулирование особенно важно, поскольку ее считают корпоративным государством [46]. 

Но если вы читали первую главу, то знаете наш подход – мы работаем не по трехзвенной схеме: общество – элиты – отдельные люди. У нас каждая элита должна состоять из субэлит, а сама входить в некоторую суперэлиту. Причем этот слоеный пирог не ограничивается сверху тем слоем, где в качестве суперэлиты выступает все общество или даже все человечество. И он не ограничивается снизу тем слоем, где субэлитами являются отдельные люди. 

Итак, вхождение элиты в некоторую суперэлиту – одно из ее важнейших свойств. Но вхождение вхождению рознь. Варяги (SE-элита) вошли в Россию и стали править ею. А интеллигенция всегда была важной и активной частью России, но всегда стояла в оппозиции. Вот и Явлинскому не удалось сделать свою партию правящей.

То место, которое занимает элита в суперэлите, очевидно, зависит от того, как соотносятся их тренды. Представьте себе, что вы пришли на работу секретаршей или охранником в Институт квантовой механики. Тренд этого института вы понять не можете, не хотите, да никто от вас этого и не требует. Естественно, вы займете в Институте совсем другое место, чем два переманенных у конкурентов на большие оклады специалиста. А те тоже займут разные позиции, когда выяснится, что один из них согласен с выбранным направлением исследований, а другой считает его бесперспективным. 

Такова грубая канва. Но ваше реальное место в социуме института может очень ощутимо отличаться от намеченного этой канвой, если в игру вступят (а они обязательно вступят) психологические типы всех участников – института, его директора, специалистов. Иногда простая секретарша играет в организации большую роль, чем самые суперские специалисты.

Для описания упомянутых «мест» в социуме мы сейчас предложим систему координат из трех осей. По уже сложившейся, начиная с самого Юнга, традиции, оси эти будут дихотомиями – то есть каждая из осей будет иметь всего два значения. 

Чтобы сделать изложение более наглядным, мы будем использовать термины «индивид» и «группа». Хотя на самом деле имеются в виду, конечно, «элита» и ее «суперэлита».

 

 

1.3         Установки индивида относительно тренда группы

 

Попав в новую для себя группу (элиту) или родившись в ней, каждый индивид постепенно знакомится с ее трендом. При этом он выбирает или за него выбирают другие его позицию по следующим трем осям.

 

1.3.1        Установка по активности (A/a)

 

Обозначим латинской прописной буквой «A» активную, а строчной «a» - пассивную, конформистскую позицию индивида. Всякий уважающий себя индивид (не будем здесь говорить «человек») владеет обеими позициями. В разговоре в каждый отдельный момент один говорит, а другой – слушает, причем, если это действительно разговор, – роли периодически меняются. Считается невежливым оставаться все время в одной позиции: извергать фонтаны красноречия, не давая собеседнику вставить ни словечка (позиция «A»), или односложно отвечать на вопросы собеседника, намекая на нежелательность активного участия в разговоре (позиция «a»).

Однако даже в таком маленьком социуме из двух индивидов вежливость иногда игнорируется. Так возникает, например, институт «главы семьи». Я лично не очень убежден, что такая должность необходима. Но это часть значительно более универсальной проблемы: при каких условиях социуму нужен диктатор, при каких – демократически выбранный руководитель и при каких можно положиться на естественную способность человеческого коллектива самоорганизовываться – в каждый конкретный момент прислушиваться к мнению того из своих членов, который лучше всех ориентируется в вопросе? Мне кажется, это как-то связано с уровнем развития социума и его членов. Детский сад и конгресс профессоров на прогулке могут управляться не совсем одинаково.

В социумах государственного уровня человек, вступивший в ту или иную политическую партию, избранный в парламент или вошедший в правительство, по определению переходит из пассивной массы в активное ядро своего социума. Это касается и представителей творческих профессий, особенно «четвертой власти» - прессы.

Периодическая смена ролей, как в интеллигентном разговоре, принадлежит и на этом уровне к одному из идеалов вежливого поведения – это идеал демократии. Хотя бы раз в четыре года – на выборах – та самая вяжущая перед телевизором домохозяйка должна высказаться. И ее слово оказывается вполне дельным. В остальное время подавляющее большинство граждан государства предпочитают оставаться в пассивной «a»-позиции. Они отыгрываются в других социумах, например, в своих семьях или дружеских компаниях.

Именно рассматриваемая ось разделяет сознание данного социума от его подсознания. Всем известны высказывания лидеров, звезд, духовных гуру. А что творится в головах простых членов коллектива – это, так сказать, коллективное бессознательное. Однако именно они являются носителями простых и главных ценностей, и рано или поздно именно их объективное, незамутненное подковерными играми функционеров мнение сыграет свою роль.

 

1.3.2        Установка по компетентности (C/c)

Наша следующая гипотеза заключается в том, что по любой текущей проблеме социума, а также по его тренду, индивид может занять либо позицию компетентности – «C» (большое латинское «це»), либо наоборот – «c» (маленькое «це»). Как бы дать необидное название второму полюсу?

Уже сам последний вопрос показывает слабость предложенного термина – он сильно положительный. А я вот как раз хотел отстоять необходимость и великое благо наличия в любом социуме людей, принимающих в этой дихотомии вторую, еще не названную позицию.

Казалось бы, связь между нашими первыми двумя дихотомиями проста:  все компетентные должны перейти в активную позицию «A»-прописное, а остальные – помалкивать в тряпочку в позиции «a»-строчное. Так вот, ничего подобного в природе не наблюдается! Во-первых, если все компетентные разом заговорят, возникнет бардак. Тем более что наша «компетентность» - это именно позиция, принимаемая человеком в коммуникации, а не сертификат истинности всего, что он говорит. Да, он верит, что знает правильный путь, и выступает (если выступает) с позиций этой веры. Согласитесь – кто же не разбирается в политике лучше министров, а в футболе – лучше тренеров? Но сплошь и рядом даже и очень компетентные люди бывают не согласны друг с другом, не говоря уже о том, что в позицию компетентности может встать и дурак – она никому не запрещена. Вспомним слова Наполеона: «один плохой командующий лучше, чем два хороших». Это одна из причин того, что активных членов социума может быть значительно меньше, чем компетентных, и того, что такие колоссальные запасы мудрости оказываются нередко погребенными в подсознании плохо организованного социума.

Ну, скажете вы, раз уж и компетентным так тесно, то остальные и подавно должны помалкивать в тряпочку. Существуют, однако, очень веские причины, заставляющие возвысить свой голос человека, который не просто не понимает того, чем сейчас заняты «активные» функционеры, но и не хочет этого понимать! Например, он не знает, как построить социализм в одной отдельно взятой стране. Но он не допускает, что ради этого следует убивать или сажать в тюрьму даже и одного отдельно взятого невиновного человека.

Да что уж там диссиденты!  Даже двум из четырех властей просто предписана «некомпетентная» позиция. Как бы вам понравился такой вердикт присяжных: «Да, подсудимый нарушал закон, но он это делал потому, что так было надо для дела. Оправдать!» Судебная система тоталитарного государства – это обычно подразделение исполнительной власти, а не настоящая «третья власть». Судебная власть и задумана была как противовес, оппозиция исполнительной и где-то даже и законодательной. (Верховный Суд может оспорить новый закон, если он противоречит основным конституционным правам.)

То же самое касается «четвертой власти» - прессы. Ее задача – не подсказывать правильные решения. Как только человек приобретает свет понимания – куда идти, он становится партийным. А партийная пресса и партийная литература у нас уже были. Первый завет к прессе – она должна оставаться объективной. Мой брат Миша издает известный в Германии журнал для русскоязычных «Партнер». К нему приходили рекламодатели и грозно вопрошали: «Я тебе деньги плачу! Ты почему ставишь и рекламу моих конкурентов?» Он вежливо, но твердо объяснял, что журнал стоит на службе интересов читателей. Его задача – наиболее полно информировать их обо всех предложениях. Всякая политическая или экономическая ангажированность не может этому не помешать.

Парламентская оппозиция в Британии называется «оппозиция Ее Величества». То есть она представляет собой неотъемлемую часть системы управления государством. Когда оппозиция приходит к власти, знание ею альтернативного пути становится очень важным. Но пока она остается оппозицией – оно абсолютно бесполезно. За что же Ее Величество кормит этих бездельников? Видимо, она их ценит за какие-то совсем другие качества. Оппозиция – это сторожевая собака королевы, поднимающая лай, когда правящая партия нарушает правила игры.

Исходя из всех перечисленных примеров, назовем вторую позицию «c» рассматриваемой дихотомии «дистанцированной». Участник коммуникации, находящийся в этой позиции, дистанцируется не только от того решения проблемы, которое предлагает партнер, но и вообще от необходимости решать данную проблему! Таким образом, он выигрывает объективность,  а она – как чемодан с золотом – тяжелая, мешает быстро бегать и достигать целей, зато – сама является целью.

 

1.3.3        Установка по ценностности (V/v)

Пример 1. Молодой человек принимает подругу (ЭСЭ, Гюго). Heкоторое время они весело разговаривают и пьют вино. Вдруг лицо девушки искажается болью, она начинает кататься по дивану в муче­ниях. «У тебя же почки, - с испугом вспоминает парень, - почему же ты мне не напомнила, что тебе нельзя вина?» «Я хотела, чтобы тебе было со мной хорошо», - сквозь слезы боли отвечает девушка.

Пример 2. Теща (ЭСИ, Драйзер), придя в гости на юбилей зятя, строго выговаривает ему за недостаточно активную помощь жене в подготовке вечера. Тот, расположенный принимать только поздрав­ления, взрывается. Жена рыдает. Скандал становится заметным всем. Кое-кто из близких уходит, не дожидаясь стола. Праздник сорван. «Зачем ты это сделала?» – сквозь слезы спрашивает жена юбиляра. – «Доченька, но кто же ему скажет?» – очень искренне отвечает мать.

Эти два примера показывают разницу ценностных ориентаций ЭСЭ и ЭСИ. Оба они этико-сенсорные, но один экстра-, а другой интроверт. Это влечет смену ведущего, самого сильного, ценностного аспекта: FE – в первом случае, и FI – во втором. ЭСЭ очень ценит атмос­феру праздника, радостного возбуждения, тонус (FE). Собственно, ради этого он живет. Как мы видели из примера 1, Гюго готов на многое, чтобы устроить для своих близких праздник.

ЭСИ ни в грош не ставит какие-то там дешевые увеселения, если затронуто святая святых – чистота чувств и отношений (FI). Он (или она) движим святым чувством долга перед близкими и готов жертвенно исполнять этот долг, как бы это ни было неприятно. При этом ЭСИ вовсе не скован общественными представлениями о том, что есть морально, а что аморально. Он смело строит свою собственную этику. Но зато уж придерживается ее неукоснительно и того же жестко требует от других.

«Если не я, то кто же?» - так думает и ЭСЭ, устраивая праздник для своих близких, и ЭСИ, заботясь о том, чтобы зло было наказано, от кого бы оно ни исходило («доченька, кто же ему скажет?»), и ИЛЭ, безгранично погруженный в свою Идею.

В математике известны задачи многокритериальной оптимизации. Например, задана связь между производительностью, зарплатой, бе­зопасностью, экологией и капитальными затратами. Надо спроек­тировать завод оптимальным образом. Что значит оптимальным, если критерии несводимы друг к другу, несоизмеримы? Математики знают только один выход из этой ситуации: оптимизировать какой-нибудь один критерий, маневрируя одним или несколькими другими и задавая огра­ничения на третьи. Например, выбрать такой фонд зарплаты, чтобы оптимизировать производительность завода, но при условии, чтобы численность рабочих не превысила населения го­родка, чтобы в речке вымерло не более половины рыбы, а капитальные затраты не превысили стоимости пирамиды Хеопса.

«Ценностной» установке «V» соответствует тогда оптимизируемый критерий и, возможно, те критерии, на которые накладываются ограничения. «Независимая переменная», которой маневрируют, чтобы добиться наилучшего значения оптимизируемого критерия, соответствует «инструментальной» установке «v». Собственные ценности последней игнорируются – не они являются предметом забот. Лишь бы изощренное оперирование этой переменной привело к желаемым результатам, оцениваемым по другому критерию.

Каждый психологический тип оптимизирует что-то свое, стараясь при этом не нарушить каких-то предельных нормативов по остальным аспектам. Чем стар­ше, опытнее, развитее общество, тем оно вырабатывает больше таких общепризнанных нормативов. Собственно, в любом обществе человек высокой культуры спо­собен отлично выполнять свою миссию, не мешая другим выполнять свою. Потому что эти нормативы незачем вырабатывать: они уже выработаны, их надо просто знать. Однако успешность миссии чело­века на Земле определяется не тем, насколько он не нарушает норма­тивов, а достижениями по ценностным для него функциям. 

Таким образом, в коммуникации партнер может занять в любой момент либо «ценностную» - V, либо «инструментальную» - v – позицию.

Если говорить о разделении властей, то ценностную позицию там занимают все, кто может себе это позволить. А именно – законодательная и судебная власти. Они всегда ведут разговор с позиций идеалов и непреходящих ценностей. Исполнительная власть поставлена перед жестким пакетом требований: накормить народ, удержать власть, обороняться от соседей. Став главой исполнительной власти, Ленин был вынужден ввести НЭП («новую экономическую политику»), хотя последняя полностью противоречила его коммунистическим идеалам. Пресса тоже находится под дамокловым мечом: никакие принципы не спасут, если упадет тираж.

Ну вот, наши три «позиционных» оси подготовлены. Они называются позиционными, потому что речь идет об особенностях той позиции, которую занимает индивид в процессе коммуникации. Есть еще «функциональные» оси, определяющие те «психологические» функции, которые осуществляет при этом индивид. Они введены и описаны Аушрой или ее предшественниками. Это экстраверсия/интроверсия (E/I), логика/эмоции (T/F), интуиция/сенсорика (N/S) и т.д. А «позиционные» - это мое изобретение, прошу любить и жаловать. Пока что мы составим новые оси в угол, подопрем табуреткой, чтоб не грохнулись, и подумаем, как бы их использовать при строительстве теоретической модели элиты?

 

 

1.4         Позиционная ACV-модель

 

Фрейд построил модель человеческой психики из трех клеточек – «эго», «суперэго» и  «ид». Ид переполнен сексуальностью, суперэго яростно клеймит его за это, а бедное эго мечется между ними обоими. Юнг усомнился во всеподавляющей роли сексуального. Он предложил заполнять клеточки модели для разных психологических типов разными психологическими функциями. Тот факт, что у Фрейда именно сексуальность играет такую важную роль, он связал с типом самого Фрейда, у других типов там может находиться что-то другое. Юнг увеличил число клеточек до четырех, и известна эта модель под названием «модель Ю». Аушра еще удвоила число клеточек, а соционик Медведев предложил назвать все это в ее честь «модель А». 

Итак, клеточки нужны, чтобы расставить в них восемь психологических функций: NE, FE, SE, TE, NI, FI, SI, TI. Это можно сделать 16 разными способами (можно и большим количеством способов, но только 16 будут отвечать тем ограничениям, которые приняла Аушра). Эти 16 способов соответствуют 16 «психологическим типам». А зачем расставлять? Аушра делала это, чтобы не писать занудные многостраничные характеристики – описания типов. Вот, например, фрагмент из характеристики Дон Кихота:

 

«Журавль в небе. Человек увлекающийся и способный увлечь других. Умеет быстро схватывать суть вещей. «Быть радикальным – это значит понять вещь в ее корне» (Маркс). Избегает «давки» и всяческой суеты сует, стремится уйти от тирании быта и мелочных хлопот. Занимается тем, что интересно, а не тем, что выгодно. Верит в интуицию и вдохновение, только они для него – подлинные ценности. Отлично видит перспективы, возможности. То, что сделано, всегда кажется ему малозначительным по сравнению с открывающимися перспективами, от которых отказаться невозможно, а исчерпать нельзя. Научную работу не склонен публиковать бесконечно, считая, что главные результаты – впереди. Живет ради будущего, отсутствие признания до поры до времени его не смущает. Занимается тем, что интересно, а не тем, что выгодно».  

Так вот, все это и еще многое другое можно выразить всего тремя символами: «NE1». Эта запись означает, что в модели этого типа личности психологическая функция NE – экстравертная интуиция – занимает клеточку под номером 1. То есть является самой сильной, развитой, дифференцированной и умной психологической функцией этого типа. И ради нее человек этого типа, собственно, и живет.  

Ясно, что не каждый эльф (можно, я сохраню это название для элементов нашей психики?) сможет легко занять место в этой клеточке. У эльфов ведь тоже есть типы, и на эту клеточку легче всего претендовать тем из них, кто имеет такой же психологический тип, как «хозяин». Для уровня государств это правило тоже действует. Мы уже отмечали, что в США (по-видимому – ЛИЭ) в 20 раз больше адвокатов (T), чем в Японии. Юристы занимают там сильные позиции, часто избираются в Конгресс, Сенат, Верховный суд. А эти институты играют очень большую роль в жизни страны. Один мой приятель преподает математику в колледже в Сан-Франциско, и его очень раздражает невозможность флирта с юными студентками – затаскают по судам. То есть тип страны сказывается даже на преподавании в ней математики. Речь, таким образом, идет не о расстановках каких-то абстрактных психологических функций в каких-то абстрактных моделях, а о расстановках индивидов, специализированных на этих психологических функциях, в социумах.

Где там наши оси? Ага, за табуреткой. Отодвинем ее. Три двоичных признака позволяют определить восемь позиций, в которых могут находиться психологические функции модели. То, что количество клеточек той модели, которую мы собираемся описывать, совпало с количеством клеточек в «модели А», предложенной Аушрой Аугустинавичюте, не случайно. Именно эту модель мы и собираемся строить. То есть не строить – построила ее Аушра, а давать ей новое обоснование.  

В таблицах 5.1 – 5.4 вы найдете изображение моделей всех 16 психологических типов. Рассмотрим позиции модели на примере двух дуальных типов: Дон Кихота (ИЛЭ) и Дюма (СЭИ).


Таблица 5.1. Модели типов квадры "Альфа"

Дон Кихот

 

Дюма

ИЛЭ

 

СЭИ

 

 

V

v

 

 

 

V

v

A

C

1:

NE

2:

TI

 

A

C

1:

SI

2:

FE

c

4:

FI

3:

SE

 

c

4:

TE

3:

NI

a

c

6:

FE

5:

SI

 

a

c

6:

TI

5:

NE

C

7:

NI

8:

TE

 

C

7:

SE

8:

FI

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Гюго

 

Робеспьер

ЭСЭ

 

ЛИИ

 

 

V

v

 

 

 

V

v

A

C

1:

FE

2:

SI

 

A

C

1:

TI

2:

NE

c

4:

NI

3:

TE

 

c

4:

SE

3:

FI

a

c

6:

NE

5:

TI

 

a

c

6:

SI

5:

FE

C

7:

FI

8:

SE

 

C

7:

TE

8:

NI

 

 

Таблица 5.2.  Модели типов квадры "Бета"

Максим Горький

 

Гамлет

ЛСИ

 

ЭИЭ

 

 

V

v

 

 

 

V

v

A

C

1:

TI

2:

SE

 

A

C

1:

FE

2:

NI

c

4:

NE

3:

FI

 

c

4:

SI

3:

TE

a

c

6:

NI

5:

FE

 

a

c

6:

SE

5:

TI

C

7:

TE

8:

SI

 

C

7:

FI

8:

NE

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Жуков

 

Есенин

СЛЭ

 

ИЭИ

 

 

V

v

 

 

 

V

v

A

C

1:

SE

2:

TI

 

A

C

1:

NI

2:

FE

c

4:

FI

3:

NE

 

c

4:

TE

3:

SI

a

c

6:

FE

5:

NI

 

a

c

6:

TI

5:

SE

C

7:

SI

8:

TE

 

C

7:

NE

8:

FI

 

Таблица 5.3.  Модели типов квадры "Гамма"

Джек Лондон

 

Драйзер

ЛИЭ

 

ЭСИ

 

 

V

v

 

 

 

V

v

A

C

1:

TE

2:

NI

 

A

C

1:

FI

2:

SE

c

4:

SI

3:

FE

 

c

4:

NE

3:

TI

a

c

6:

SE

5:

FI

 

a

c

6:

NI

5:

TE

C

7:

TI

8:

NE

 

C

7:

FE

8:

SI

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наполеон

 

Бальзак

СЭЭ

 

ИЛИ

 

 

V

v

 

 

 

V

v

A

C

1:

SE

2:

FI

 

A

C

1:

NI

2:

TE

c

4:

TI

3:

NE

 

c

4:

FE

3:

SI

a

c

6:

TE

5:

NI

 

a

c

6:

FI

5:

SE

C

7:

SI

8:

FE

 

C

7:

NE

8:

TI

 

Таблица 5.4.  Модели типов квадры "Дельта"

Штирлиц

 

Достоевский

ЛСЭ

 

ЭИИ

 

 

V

v

 

 

 

V

V

A

C

1:

TE

2:

SI

 

A

C

1:

FI

2:

NE

c

4:

NI

3:

FE

 

c

4:

SE

3:

TI

a

c

6:

NE

5:

FI

 

a

c

6:

SI

5:

TE

C

7:

TI

8:

SE

 

C

7:

FE

8:

NI

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Гексли

 

Габен

ИЭЭ

 

СЛИ

 

 

V

v

 

 

 

V

V

A

C

1:

NE

2:

FI

 

A

C

1:

SI

2:

TE

c

4:

TI

3:

SE

 

c

4:

FE

3:

NI

a

c

6:

TE

5:

SI

 

a

c

6:

FI

5:

NE

C

7:

NI

8:

FE

 

C

7:

SE

8:

TI

 

 

 

1.4.1        Позиция l: ACV. Законодательная власть

 

Первую, ведущую пози­цию модели можно обозначитъ «ACV». Это значит, что психологическая функция, находящаяся в этой позиции, находится в доминирующей (A), компетентной (C) и ценностной (V) установке.

Это самая сильная, осознанная психическая функция данного психологического типа, основа его интеллекта. Определяет его главные ценности (V) (по крайней мере – проповедуемые им). Он уверенно стремится доминировать (A) по этой функции, нести в мир то, что считает правильным (C). По этой функции человек стремится познать мир таким, как он есть, не позволяя себе вносить каких-либо субъек­тивных элементов. Переубедить его по этой функции очень трудно: ­он не признает здесь авторитетов. Так, Дон Кихота невозможно убедить в неперспективности затеянного им дела, отстаиваемой им идеи (NE). Дюма всегда отлично знает свои интересы, умеет создать приятную, комфортную атмосферу (SI).

 

 

1.4.2        Позиция 2: ACv. Исполнительная власть

 

Сильная творческая функция. Инструментальность (v) ее проявляется в том, что уверенно (C) маневрируя ею, человек не ценит сам себя за это. Не оценивает особенно и других по критериям этой функции. Может очень легко отказаться от этих критериев и прин­ципов данной функции, если этого требуют интересы Fl. Например, Дюма (FE2, так мы будем здесь и далее обозначать, что функция FE находится у данного типа на второй позиции) обычно легко поддерживает хорошее настроение близ­ких. Но может его и испортить, если ему это нужно. ДОН (TI2) легко формирует очень стройную логическую картину, но тут же может сказать: «или не так», - и рассказать совершенно новую концепцию. На недоуменный вопрос: «Как, ведь ты только что говорил иначе?» - он ответит: «Ну и что? Суть-то не изменилась».  (Суть для Дона - это NE.)

 

 

 

 

1.4.3        Позиция 3: Acv. «Четвертая» власть: пресса

 

     «Ролевая» функция. Человек склонен играть роль кого-то, у кого эта функция сильна, доминировать по ней (A). Делает он это не от хорошей жизни, в моменты растерянности по первым функциям. В связи с дистанцированностью (c) этой функции, человеку не хватает уверенности, что он и в самом деле может как-то повлиять на ситуацию; поэтому выглядит это довольно забавно. Это умиляет дуала, он спокойно отодви­гает партнера и делает все сам, игнорируя доминирование партнера, но не оспаривая его. Дистанцированное доминирование (Ac) – это плохо. Впрочем, поскольку функция находится в неценностной установке (v), человек безболезненно признает свою слабость по этой функции, не считает, что эта слабость снижает его социальную ценность. Дон Кихот легко признаёт, что он нецелеустремленный, не доводит дело до конца,  даже – что слабый (SE). Столь же легко он может играть роль супермена (типа Бельмондо), побить в ссоре что-нибудь из посуды или даже мебели (но никогда – человека).

 

1.4.4        Позиция 4: AcV. Судебная власть

 

     «Болевая» функция. Сознавая свою слабость по функции, стоящей на этом месте (c), человек, тем не менее, стремится навя­зывать окружающим (A) свое нормативное представление по ней и очень болезненно переживает отклонения окружающих от этого нор­матива или констатацию ими его неадекватности в этих вопросах, рассматривает это как признание собственной социальной ущерб­ности (V). Отношения индивида с другими людьми на 90% зависят от того, «цапают» они его за эту болевую точку или нет. Дон хочет со всеми быть «хорошим», чтобы все его любили (FI). Наткнувшись на чью-то недоброжелательность, или когда его обвиняют в неэтичности поведения, невыполнении «долга перед близкими», он сильно расстраивается. Дюма терпеть не может, когда наблюдают за его рабо­той и не то чтобы критикуют, а даже просто дают советы. Дюма выгоняет всех из кухни, когда готовит.

 

 

1.4.5         «Пассивные» позицие модели

 

     F5: acv. «Суггестивная» функция. Самая слабая функция. Человек плохо разбирается в проблемах этой функции (c), не в силах даже оце­нить ее важности для себя (v). Только наличие рядом очень сильного по этому аспекту дуала способно это компенсировать. Довольно некритично принимает от партнера информацию по этой функции, сильно зависит по ней от окружения (a). Но, получив нужную инфор­мацию, охотно и не без удовольствия ее повторяет. Дон Кихот из тех, кому, показав живописный ландшафт или картину или спев песню, надо сказать: «Эта песнь прекрасна» (SI). «И действительно прекрасна! - восхитится Дон, - как же я сам этого не замечал?» Дон может очень хо­рошо принять друга, накормить его, напоить, позаботиться обо всем (SI) – если этот друг его предварительно этому научит. Впрочем, подоб­ная дрессировка Донов – дело малоблагодарное. Все равно, что приносить самому себе кофе в постель. Дюма нуждается в идеях и начинаниях Дона (NE). Сам он не очень инициативен, поскольку не знает, какое дело по-настоящему перспективно.

 

     F6: acV. Важность (V) функции хорошо осознается. Поддержка по ней (причем не словесная, а на деле) принимается с большой благо­дарностью (a). Воздействие на эту функцию – способ морально под­держать партнера. Петр Великий (вероятно, Дон: FE6) создал у себя специальную службу – «Коллегию пьянства, или сумасброднейший, всешутейный и всепьянейший собор», основным назначением кото­рого было поддержание эмоциональной атмосферы монарха (FE) в со­стоянии веселой дурашливости. Это достаточно важно для Дона. 

 

     F7: aCV. Спокойная молчаливая (a) уверенность (C). «Роль» дуала (у дуала этот аспект занимает место FЗ – «ролевой» функции) воспринимается с восхитительным для него доверием, если она совпадает по знаку с убеждением этого человека и вежливо игнорируется в противном случае. Так, Дюма (NI3) обычно переживает, что ситуация изменится, а он не сможет к ней при­способиться. Однако нередко он считает своим долгом изображать из себя весельчака и фанфарона, уверенного в завтрашнем дне. Дон Кихот же (NI7) и в самом деле уверен в завтрашнем дне, поэтому воспри­нимает эти эскапады как должное, удивляя этим самого Дюма. Когда же Дюма становится Кассандрой и предвещает всякие беды, Дон попросту не обращает на это внимания.

 

     F8: aСv. Будучи вполне уверенным в своем владении данным аспектом (C), человек не считает его настолько важным (v), чтобы портить с кем бы то ни было отношения по этому поводу. Не претендует он и на роль лидера по этому аспекту (a). Это является чрезвычайной удачей для его дуала, у которого соответствующий аспект занимает место болевой точки – F4. Неуверенное домини­рование дуала по данному аспекту принимается крайне снисхо­дительно. Вместо критики идет конструктивная и молчаливая помощь. Дон Кихот (ТE8) безропотно выполняет команды Дюма сходить в магазин, вынести мусор, выбить ковры. Зато хороший Дюма (FI8) подчиняется атмосфере теплой доброжелательности, постоянной приветливости, задаваемой и трепетно поддерживаемой Доном. (Дюма, кстати, не всегда бывает хорошим, что приводит к поистине трагическим для обоих последствиям. Впрочем, то же самое можно сказать о любом другом типе.) Дон иногда с печалью замечает проколы Дюма в делах. Например, продукты пропали из-за того, что их забыли положить в холодильник. Но «хороший» Дон игнорирует это. Дюма, в свою очередь, имеет все основания рассматривать стремление Дона быть приятным со всеми, не связывая себя никакими обязательствами ни с кем (FI), как махро­вый эгоизм. Однако оба далеки от того, чтобы делать из своих печальных наблюдений трагедию (v).

 

 

Этот фрагмент входит в следующие структуры:

 

Вайсбанд И.. 5000 лет информатики. СПб. ИГ «Черная белка». 2009

               1. Информатика судьбы, или с легким пиаром

               2. Информатика истории: четыре типа времен

               3. Информатика личности: классическая соционика

               4. Информатика истории: исторические события        

               5. Информатика общества: взаимодействие элит

               6. Возможные неисправности и способы их устранения

               7. Приложения